1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Где разводят семгу в россии

Вся правда о семге и форели

Еще несколько десятилетий назад семга и форель были редким украшением стола и считались предметом роскоши. Но с началом культивирования лососевых, они за короткий срок превратились в повседневную еду. Это вполне объяснимо: вкусная, жирная, красивая рыба лежит в каждом супермаркете, выглядит заманчиво-свежей под кристаллами льда и сулит не только вкусный, но и полезный ужин.

Однако, в вопросе вкуса и пользы еще нужно разобраться.

Не секрет, что вся семга и форель, поступающая на прилавки магазинов, выращивается искусственным путем. Больше всего в разведении лосося преуспели Норвегия и Чили: благодаря наличию обширной береговой линии и оптимальных условий для роста лососей аквакультура лососевых в этих странах чрезвычайно развита.

До 2014 года в наших магазинах львиная доля семги была представлена норвежской продукцией. После ввода санкций она заменилась на чилийскую. Такие перемены повлияли, в том числе, на стоимость рыбы, в первую очередь по причине более сложной логистики.

В чем опасность искусственно выращенной рыбы

Аквакультура — это искусственное разведение и выращивание рыбы. Смысл такого разведения заключается в том, что человек оптимизирует природные процессы роста рыбы в коммерческих целях. Для успешности аквакультурного предприятия нужно, чтобы количество, размер, вес и внешний вид рыбы были прогнозируемы и управляемы. Для этого производители используют весь арсенал химпрома: гормоны, антибиотики, витамины, красители, консерванты, пищевые добавки.

Для выращивания 1 килограмма лосося требуется 3 килограмма более мелкой рыбы — кильки, салаки, сельди,- переработанных в рыбную муку и рыбий жир. В дикой природе лосось также питается крилем и планктоном. Пигмент их панцирей накапливается и формирует розовый, алый или оранжевый цвет мяса. Аквафермы не включают в меню ракообразных по причине дороговизны; вместо них в корм добавляют красители.

Обычно это кантаксантин (пищевой краситель E161g), который может привести к разрушению радужной оболочки глаза и проблемам со зрением.

У производителей даже есть возможность сделать цвет мяса на заказ. Для этого используется такой цветовой веер, по которому оптовый клиент аквафермы выбирает интересующий оттенок мяса для будущих поставок. Например, в нашей стране самые популярные — насыщенно-оранжевые оттенки, а вот в Европе больше любят розового лосося.

Гормональные стимуляторы роста, добавляемые в корм, способны вдвое ускорить рост рыбы и получить 4-5 килограммовую тушку всего за год. Мясо таких «водных бройлеров» будет более жирным и мягким, ведь они содержатся в условиях ограниченного водного пространства и не проплывают за свою жизнь тысячи морских миль, как их собратья, живущие в естественной среде.

Из-за большой скученности лососи на аквафермах часто заражаются паразитами. В таких условиях любая болезнь одной особи грозит потерей всего поголовья. Поэтому для профилактики заболеваний производители добавляют рыбам в корм антибиотики.

Исследования мяса фермерских лососей показывают, что содержание в нем токсичных и канцерогенных элементов, таких как полихлорированный дифенил и диоксин, превышает нормы в 10 и более раз. Поэтому употребление искусственно выращенного лосося чаще одного раза в месяц увеличивает риск заболевания раком.

Российский опыт

В России есть собственные форелеводческие хозяйства, но они только развиваются и не могут заменить импортную продукцию. К тому же, в большинстве своем они ориентируются на опыт европейских коллег: приглашают специалистов из Норвегии, там же до последнего времени закупали корм и мальков. Собственные инкубаторы для производства мальков у нас пока отсутствуют: на их создание нужно время, технологии, инвестиции. Поэтому о конкуренции со стороны отечественного аквакультурного продукта пока говорить рано.

А в это время Россия остается одной из немногих стран, в морях и океанах которых все еще есть огромные запасы дикого лосося. Это дикий дальневосточный лосось, вылавливаемый промысловым способом в водах Тихого океана: горбуша, нерка, кета, кижуч, чавыча и другие. По своим вкусовым качествам и полезности для здоровья человека они на голову выше выращенных в искусственной среде семги и форели.

Откуда доставляют рыбу в российские магазины

24 сентября 2014 в 12:32

Ирина Черемисина

руководитель отдела по работе
с сетями ГК «Русское море»

Особенности рынка

В рыбном бизнесе можно выделить четыре основных сегмента: добыча, дистрибуция, переработка и аквакультура. Выловом рыбы занимаются добывающие компании, у которых есть собственный флот.

Крупный трейдер закупает выловленную рыбу (охлаждённую или замороженную) у добывающей компании и берёт на себя обязательства по доставке рыбы до заказчиков — оптовых поставщиков, переработчиков, федеральных торговых сетей. Для этого компания-дистрибьютор должна иметь возможность хранить и перевозить рыбу, поэтому строятся большие склады и досконально продумывается логистика.

Действительно крупных игроков, у которых хватает ресурсов на закупку, хранение и распространение рыбы, на российском рынке не больше пяти.

География

От страны вылова рыбы зависят условия её хранения и транспортировки. Сейчас к нам идёт непосредственно из самой России: горбуша, кета, нерка, минтай поступают с Дальнего Востока, а минтай, треска, пикша, зубатка — с Баренцева моря. Греция и Турция — основные поставщики сибаса и дорады. Крупным игроком на российском рыбном рынке является Азия: покупателями очень востребованы тилапия и пангасиус (в народе известный как морской язык).

После введения санкций за бортом остался норвежский лосось, лидировавший по объёму реализации и уровню потребительского спроса. Норвегия — крупнейший игрок на этом рынке, наш сильнейший партнёр и локомотив поставок красной рыбы. Норвежский лосось составлял 75–80 % от всего ассортимента красной рыбы в России. В скромных по сравнению с Норвегией количествах лосось выращивают в Чили и на Фарерских островах.

Особенности поставок

На этапе закупки должны быть оговорены нюансы заморозки: она может быть морская (производится непосредственно на корабле) или береговая. Российские добывающие компании, как правило, делают только береговую заморозку, потому что наш флот не оснащён необходимым оборудованием. Азиатский и норвежский флот — более современный, поэтому у них рыбу, как правило, замораживают, едва она попала на судно. Это может в разы увеличить качество продукта.

В случае поставок из-за рубежа мы выступаем в качестве импортёров, и все таможенные документы оформляются под нашу ответственность. Санкт-Петербург — входная точка для всей ввозимой рыбы, здесь таможня и наши основные склады. Через Петербург центральные регионы получают также и рыбу из Дальнего Востока, которую транспортируют морем в течение двух месяцев. Туда же приходит рыба из Азии. Часть дальневосточной рыбы отправляется по железной дороге в восточные регионы. Российскую рыбу производителя также поставляют через Мурманск и Архангельск.

Торговые сети тщательно проверяют рыбу: могут не принять товар, если он чуть изменил свой товарный вид из-за подтаявшего льда. Обращают внимание даже на чистоту кузова машины и проверяют медицинскую книжку водителя, который обязательно должен быть в одноразовом халате и бахилах. Если что-то не так, представители сети вправе не принять товар и предъявить нам претензию. Для забракованного сетями товара приходится быстро искать другие каналы сбыта, потому что вернуть рыбу обратно добывающей компании мы не можем.

Ценообразование

Во-первых, есть цена, установленная добытчиками при отгрузке, во-вторых — цена локальной торговой сети, которую покупатель видит на ценниках в магазине. Между этими начальным и конечным пунктами каждый трейдер и переработчики закладывают свои расходы. Ставки на логистику и хранение зачастую зависят от сезона.

У нас как у дистрибьютора наценка — не более 2 %. У сетей для сырой и охлаждённой продукции наценка составляет от 15 до 20 %, в премиум-сегменте — до 30 %. В прошлом году мы реализовали более 158 тысяч тонн рыбы на сумму порядка 18 миллиардов рублей.

После санкций

Цепочка поставки рыбы с введением санкций никак не поменялась. Изменения касаются только направлений, откуда теперь к нам идёт товар. В основном всё упирается в красную рыбу — белую мы и сами в состоянии производить в достаточных количествах. Всё внимание сейчас — на Чили и Фарерские острова. С ними мы сотрудничали и раньше, но объёмы поставок были сильно увеличены. Основной объём закупаемой красной рыбы переместился именно на Фарерские острова. Чили географически дальше, поэтому оттуда мы можем позволить себе поставлять только замороженную продукцию: везти самолётами охлаждённую чилийскую рыбу нет смысла.

После введения санкций цена на конечный продукт увеличилась как минимум в два раза. Повышение обосновано вполне логичными факторами: на островах выращивают меньший объём рыбы и доставка стоит значительно дороже.

Максимальный срок хранения охлаждённой рыбы по ГОСТу составляет 14 суток. Раньше рыбу из Норвегии мы за пять-семь дней доставляли до своих питерских складов. Забой рыбы происходил каждый день, и каждый день с Норвегии на Россию шли фуры. Срок хранения охлаждённой рыбы с Фарерских остров немного больше — 16 дней, потому что территория находится севернее, вода холоднее и рыба дольше сохраняет свои первоначальные качества. Однако доставка оттуда занимает девять дней.

Проблема в том, что сообщение островов с материком происходит посредством парома, но, к сожалению, не каждый день. Пойманная рыба накапливается там в течение нескольких суток. Наша компания работает над решением этой проблемы, потому что сейчас это, откровенно говоря, коллапс. Охлаждённая рыба — это скоропортящийся товар, и в течение многих лет все бизнес-процессы подстраивались под Норвегию. Сейчас всё в экстренном порядке приходится менять и подстраивать под Фареры.

ТОНН охлаждённой рыбы
потребляется ежегодно в России

ТОНН охлаждённой рыбы в год
импортировалось из Норвегии

Но паники на рынке нет, рыба никуда не исчезнет, хотя весь объём норвежской рыбы мы, конечно, не сможем компенсировать. Сейчас основной вопрос заключается в цене, из-за которой, возможно, многие покупатели пересмотрят свои вкусовые пристрастия.

При этом мы не считаем, что с введением санкций норвежский рынок понесёт колоссальные потери, Россия для Норвегии составляла только 10–15 % от общего экспорта. К тому же многие норвежские компании имеют свои заводы в Чили и на Фарерах.

Но санкции не единственное политическое событие, которое в последнее время повлияло на работу многих участников российского рыбного рынка. Подстраиваться под меняющуюся политическую ситуацию нам пришлось ещё до введения запретов на ввоз иностранных продуктов. Раньше все поставки шли через Украину, сейчас же маршруты изменены, и это также увеличивает сроки доставки. А это означает сокращение срока годности продукции — времени на транспортировку до клиентов у нас остаётся ещё меньше.

Аквакультура

Аквакультура в России существовала и в советское время: были рыбхозы, где разводили в основном озёрную и речную рыбу. Сейчас это перспективное и нацеленное на импортозамещение направление. Речь, опять же, в первую очередь идёт об атлантическом лососе, потому что выращиванием форели уже довольно долго занимаются в Карелии.

В 2011 году мы запустили проект по выращиванию и первичной переработке атлантического лосося в акватории Баренцева моря, на специальных аукционах выиграли подходящие участки, привезли из Норвегии оборудование и кормораздаточные баржи. Первый съём 4 тысяч тонн товарной сёмги под брендом «Мурманский лосось» начался в июне этого года и закончится в октябре. В следующем году планируем снять 10 тысяч тонн. К 2018–2020 годам хотим производить 25 тысяч тонн лосося.

Выращивание рыбы — это очень трудоёмкий процесс. Сначала завозятся мальки, опять-таки из Норвегии. Потом их несколько лет кормят, мониторят их состояние, следят за безопасностью: чтобы рыба не поранилась, изготавливаются специальные сети, антитюленевое оборудование отпугивает ультразвуком тюленей, которые часто пытаются съесть мальков. Когда рыба вырастает, происходит её съём. Далее рыбу доставляют на фабрику, где её обрабатывают, потрошат.

Существует глупое предубеждение относительно выращенной рыбы: она, мол, вся обколота антибиотиками, ходят какие-то истории про генетических монстров. Да, малька изначально прививают, чтобы он ничем не заразился сам и в случае чего не заразил остальных. Прививки — это нормально в любом секторе животноводческого бизнеса в целом. Рыбу проверяют различные ветеринарные службы, проводят тесты на содержание тех или иных веществ. Корма — перетёртые рачки, гранулированные водоросли — все сертифицированные, закупленные в Норвегии.

Надо отметить, что практически вся норвежская рыба, которая до недавнего времени поступала к нам, также была выращена, а не выловлена. Незначительный процент дикого лосося поступает на внутренний рынок Норвегии, а на экспорт идёт аквакультура. Норвежцы научились не просто выращивать рыбу, а выращивать товар, который хочется купить.

Преимущество российского лосося перед норвежским — в сроках поставки. Выращенную нами рыбу мы доставляем на склад за три-четыре дня. За этим направлением действительно будущее. Зачем ждать девять дней рыбу с Фарер, когда можно в меньшие сроки получить ничуть не уступающую по качеству рыбу?

«Русская аквакультура»: лососевые фермы на излете Гольфстрима

МУРМАНСК/МОСКВА, 6 авг – РИА Новости. Пейзаж губы Ура в Мурманской области представляет собой безрадостное зрелище: темная вода, серо-коричневые берега и скалы и такое же тяжелое серое небо над головой. Катер поворачивает, и вот вдалеке виднеются заброшенные пятиэтажки покинутого поселка Порт-Владимир и остовы кораблей на берегу.

Однако, по иронии судьбы, именно в этом не слишком комфортном для жизни людей крае находится одно из немногих в России мест, пригодных для выращивания лососевых в море. Все дело – в температуре воды: к примеру, влияние теплого Гольфстрима создает у берегов Норвегии комфортные условия для лосося. России в этом смысле повезло меньше.

«В России есть узкая полоска Гольфстрима, вся – в Мурманской области, где море не замерзает, где температура не опускается до таких значений, когда у лососевых кристаллизуется кровь, и они поголовно умирают», — объясняет гендиректор компании «Русская аквакультура» Илья Соснов.

«Русская аквакультура» (до февраля 2015 года — группа «Русское море») — один из крупнейших производителей рыбы в России. Последние годы не были для нее простыми: так, весной 2015 года на фермах компании в Баренцевом море произошло нападение лососевой вши. Компания потеряла огромное количество рыбы, понесла многомиллионные убытки. Как будто этого оказалось мало – в июле того же года сгорел ее цех первичной рыбопереработки.

Впрочем, были проблемы и у ее конкурентов. От лососевой вши страдают и производители Норвегии, а в 2016 году уже из-за цветения ядовитых водорослей резко упало поголовье чилийского лосося. Это подняло мировые цены на лососевые – на пике в середине прошлого года они составляли более 9 евро за килограмм.

От малька до рыбы в ресторане

У «Русской аквакультуры» два производственных сегмента: выращивание лосося в Мурманской области и форели – в Карелии. В Баренцевом море у компании несколько рыбоводных кластеров: так, рыба выращивается в губе Титовка (губа – глубоко выдающийся в сушу залив моря), в губах Долгая Западная и Зеленецкая Западная.

Есть площадка и в губе Ура. Там находятся три садка с товарным лососем, а также пять садков с молодью форели, которая была завезена в этом году. Садок – своеобразная клетка в виде перевернутого конуса, сверху он покрыт сеткой для защиты от птиц.

Мальки запускаются в садок с середины мая по начало августа, в садке находится от 100 тысяч до 140 тысяч мальков. Рыбу кормят несколько раз в день, количество корма зависит от биомассы рыбы в воде и от температуры. Например, в начале августа температура воды в губе – 10-12 градусов, на поверхности – 13 градусов.

Лосось в садках растет 1,5-2,5 года от посадки молоди, форель – 1,5-2 года в море и до 3 лет – в озере. При вылове лосось и морская форель весят 4-6 килограммов, а озерная форель — 1,5-3 килограмма. До вылова не доживает 20-30% рыбы, но компания в свою бизнес-модель всегда закладывает максимальную долю – около 30%.

Инфраструктура не ограничивается садками — у компании здесь есть и баржа-кормораздатчик, и системы чистки садков от обрастания, оборудование для борьбы с болезнями рыб, собственная водолазная служба, системы видеонаблюдения. Есть и собственный сухогруз, который регулярно путешествует в Норвегию и забирает там корм для рыб.

Наконец, произведенная рыба продается сторонним дистрибьюторам, которые распоряжаются с ней по своему усмотрению. Примерно 30-40% рыбы отправляется ритейлерам, 25% — на дальнейшую переработку, остальное – другим дистрибьюторам, в том числе работающим с ресторанами.

Планы на будущее

Гендиректор «Русской аквакультуры» Соснов отмечает: красная рыба – ценнейший продукт, важный источник протеинов. «Рыба – в тренде, люди хотят есть рыбу, а население мира растет. Мы ждем того, что растущее население будет потреблять больше рыбы – не дикой, а аквакультурной», — рассказывает он.

Компания исходит из того, что будет расти и потребление красной рыбы в России – особенно учитывая тот факт, что в последнее годы оно сильно снизилось. «Мы считаем, что ключевым фактором снижения потребления является в первую очередь фактор цены: в 2014 году резко вырос доллар по отношению к рублю, ценник чуть-чуть приподнялся относительно 2012 года. Если пересчитать в рубли – он ушел наверх», — отмечает Соснов.

«В 2016 году и в 2017 году мы ждем стабилизации на тех объемах, которые есть, и дальше думаем, что дальше рынок начнет возрастать, потому что потребление вернется», — добавляет глава компании.

В планах «Русской аквакультуры» — выход на производство 30-35 тысяч тонн рыбы к 2025 году, что позволит ей войти в топ-10 мировых производителей товарной красной рыбы. На российском рынке компания намерена занять до 30% рынка аквакультурного охлажденного лосося и форели. В 2025 году «Русская аквакультура» планирует довести свою выручку до 21,6 миллиарда рублей против 2,5 миллиарда в 2016 году.

К слову о санкциях

Российский рынок рыбы за последние годы претерпел существенные изменения. Ослабление рубля привело к сокращению импорта, а Россия была крупным импортером лосося и форели. Одновременно экономический кризис привел к снижению доходов населения, тогда как красная рыба – не самый дешевый продукт. И не товар первой необходимости.

Не обошлось и без влияния продовольственного эмбарго, которое было введено в РФ ровно три года назад. В результате возможности ввозить лосось в Россию лишились производители Норвегии, но их место быстро заняли компании Фарерских островов и Чили.

И хотя у «Русской аквакультуры» есть преимущество перед рыбой из этих стран – российская продукция свежее рыбы с Фарерских островов, и, в отличие от лосося, который поступает в Россию из Чили, является охлажденной, а не замороженной — гендиректор компании Соснов называет фактор продовольственного эмбарго «иррелевантным», не имеющим значения.

«Мы не рассматриваем сценарии снятия или сохранения санкций. Для нас ключевой фактор – баланс спроса и предложения в мире. Мы видим, что спрос на лосось растет, а предложение более-менее лимитировано. Соответственно, мы верим в то, что цена на лосось в долларах или евро будет расти», — поясняет он.

Как выращивают сёмгу и форель в Норвегии

Сегодня будет репортаж касающийся сёмги и морской форели которая лежит в ваших магазинах. Специально уточняю: под словом «сёмга» я имею в виду salmo salar (латинское название) или так называемый атлантический лосось, а под форелью — oncorhynchus mykiss (так называемая морская форель). Уточняю это по той простой причине, что «сёмгой» называют довольно большое количество рыб: и нерку, и горбушу, и кижуч и т.д. Форели так же существует немало видов (в том числе пресноводных), но мы остановимся на самом массовом.

Как и пангасиус, сёмга и форель, массово присутствующая в ваших магазинах — рыба сугубо фермерская. Удивлены? 🙂
Да, почти вся сёмга и почти вся форель которая лежит в охлаждённом, замороженном, солёном или копчёном виде — это искусственно выращенная рыба. А иначе откуда взять столько рыбы?
Сёмга производится в Норвегии, Чили, на Фарерских островах, в Шотландии, немного в США, и даже немного в Японии. Но безусловными лидерами производства являются Норвегия и Чили. Форель (по отношению к сёмге) производтся в гораздо меньших объёмах и далеко не во всех перечисленных странах.
Вот в Норвегию и в Чили мы с вами и отправимся.
Итак,
Далеко-далеко в Норвегии живут добрые фермеры. Выглядят они приблизительно так (крайний справа):
Движимые жаждой наживы, они занимаются разведением сёмги, с целью дальнейшей её продажи. В Норвегии нет хорошей земли, зато полно фьордов с чистой морской водой, чем не переминули воспользоваться эти так называемые бизнесмены. Во фьордах штормов не бывает, из-за чего там необычайно удобно располагать садки с рыбой. На фото выше за нашими спинами как раз такой садок и есть. Садки эти весьма велики: в одном может спокойно плавать до ста тысяч рыбин.

В отличие от пангасиуса, и сёмга, и форель требуют гораздо большего времени и несравнимо больших усилий при производстве. Все вы помните (или не все?) что лососёвые рыбы рождаются в пресной воде, после чего мигрируют в океан. Достигая зрелости, рыба возвращается в реки, где откладывает икру и молоки. Следовательно, изначально необходимо произвести малька из икры в пресной воде (это делают на особых фермах, куда мало кого пускают — слишком уж нежное производство). Около шести месяцев малёк растёт в специальных резервуарах с пресной водой, после чего его пересаживают в морскую воду, где он растёт ещё два с половиной года. Несложно посчитать, что полный цикл производства занимает около трёх лет.

Вот так выглядит малёк oncorhynchus mykiss (или морской форели):

Масштаб одного садка можно оценить вот тут:
И немного тут:
Вокруг — красота невероятная.


Вот так выглядят в садке уже довольно взрослые особи (пригодные для забоя):


В Чили рыбу производят по той же технологии. Разница заключается лишь в том, что в Чили гораздо больше солнца.
Типичная ферма:
Вокруг — красота необыкновенная 🙂

Прибыли на ферму. Садки здесь квадратные:
Как можно заметить, разница с норвежскими фермами заключается в том, что над садком натянута сетка. Объяснение данному факту сидит на поручнях: данные ребята очень любят прорваться к воде и выхватить оттуда рыбину покрупнее. Притом если это удаётся одному, через двадцать минут слух разносится по округе и к сетке подлетают все его родственники.
Отдельно о кормлении. В назначенное время суровые чилийские мужики вытаскивают из хранилища мешки с гранулами.

Засыпают гранулы в специальный аппарат:
Который затем сжатым воздухом выбрасывает гранулы в воду. Ради эксперимента я попробовал гранулы на вкус. Ничего. Есть можно. С пивом было бы вообще хорошо.
Вода при этом, разумеется, кипит:
Желающие халявы бакланы на лету хватают гранулы, ввергая фермера в убыток:
Вся сила чилийских фьордов (и не кричите на фотографа, он снимает как умеет):

0 0 vote
Article Rating
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector